Подарки для дракона

— Ты дома? – глухо донеслось от входа в пещеру.
От неожиданности дракон выронил из лапы огромный медный половник, которым до этого помешивал варево в большом котле. Поварешка громко звякнула, ударившись о каменный пол. Дракон зажмурил яркие оранжевые глаза и скривился.
— Я слышу, ты тут! – раздался крик уже гораздо ближе.

Дракон открыл глаза, его взгляд заметался по большой пещере в поисках укрытия. Увы! Ничего крупнее дракона в ней не было. В левом углу тускло поблескивала груда кое-как наваленных друг на друга обломков доспехов. Среди них попадались и совершенно ржавые, и вполне себе ничего – новые и блестящие. Немного дальше вдоль стены ровным слоем лежали золотые и серебряные монеты. Толщиной сантиметров двадцать не больше. Молодой дракон еще не успел добыть много сокровищ. В правом углу напротив входа в пещеру, аккуратно выстроившись по размеру, стояли несколько бочонков с вином и элем. А над ними, дразня ароматом, покачивались на легком сквозняке колбасы, окорока и другие мясные деликатесы. Спрятаться определенно негде. Да и булькающее в котелке варенье требовало внимания и регулярного помешивания. Дракон вздохнул, поднял половник, накрыл котелок крышкой, которую держал в другой лапе, и повернулся ко входу.

За порогом что-то брякнуло, заскрежетало и дзинькнуло.
Дракон синхронно со звуками вздрогнул и сделал шаг назад, чуть не опрокинув хвостом котел. В эту минуту гобелен служащий дверью зашевелился, отогнулся в сторону и в образовавшуюся щель протиснулся незваный гость. Он пятился, наклонившись, и тянул за собой объемный мешок. У дракона возникло нестерпимое желание воспользоваться поварешкой не по назначению. Но он слыл вежливым и мудрым драконом, несмотря на молодость, а еще очень терпеливым…
Характерно звякнув, мешок перевалил, наконец, через порог, и посетитель с глухим стоном разогнулся.

— Здорово, Тей! – развернувшись, поздоровался вошедший.
— Добрый день, Клариус! – приятным баритоном ответил дракон.
Нежданный гость оказался приземистым гномом с куцей рыжей бородкой и хитрым взглядом серых глаз.
— А я тебе подарочки принес! – сообщил гном.

У Тея нервно дернулся хвост. Он хотел было спросить, что за подарки, но не смог. Попытался состроить на морде заинтересованное выражение, но проявились только скука и уныние с толикой беспокойства.
— Очень интересно! – с плохо скрытой тоской ответил дракон.
Он подошел поближе. Гном просиял как начищенный чайник и с кряхтением вывалил из мешка гостинцы.

Дракон отшатнулся. На полу выросла внушительная куча металлического хлама: помятые кубки с отломанными ножками, покореженные шкатулки без украшений, тронутый ржавчиной меч и покоцаный кинжал, два поцарапанных круглых щита со стертыми гербами. Наверху груды лежал старый шлем увенчанный обломанным грязным пером. Дракон сглотнул и на секунду прикрыл глаза, мысленно вопрошая: «За что?!». Он бы так и простоял с закрытыми глазами, чтобы не видеть это помойное богатство. Но он же вежливый… Молчание слегка затянулось. Дракон взял себя в лапы и разомкнул крепко сжатые челюсти.

— Что тут у нас на этот раз?
— Как и обещал. Это, как их там… РА-РИ-ТЕ-ТЫ! Вот! – чуть запинаясь проговорил Клариус.
— Раритеты, мать их… — пробормотал Тей, поддевая когтем за край шлема.
Он принюхался. Так и есть, от шлема несло тухлятиной. То ли в нем исдох прежний владелец, то ли он долго находился глубоко в недрах той самой раритетной помойки.
— Нравятся? Как их… АРХЕОЛОБИ… То есть, АРХИЛО-ГИЧЕСКИЕ АРТЕКАФТЫ. – гном скомкал рваную бумажку, на которую косился, и запихнул ее в карман.

У дракона дернулся глаз. Что ж за день такой? Он ведь только хотел сварить свое любимое вишневое варенье, а потом слетать к озеру искупаться. Он собрал оставшиеся крохи терпения и вежливости, но нужные слова не находились.

В этот момент особо громко булькнуло в котле, с него сорвало крышку, и кипящее варенье фонтаном выплеснулось за стенки на раскаленные камни очага. Запахло подгоревшей вишней и чем-то паленым. Тей резко обернулся и, увидев во что превратилась его любимая сладость, стремительно растерял остатки самообладания. Его спинные лазурные чешуйки встали дыбом, удлинились когти, а из пасти вырвалось сдавленное шипение пополам с рыком. Развернувшись к гному, дракон клацнул зубами.

— ВОН ОТСЮДА ВМЕСТЕ СО СВОИМ ХЛАМОМ!! И чтобы завтра привел всех своих родственников на уборку! А не то сожру вас, и без варенья! Уяснил? – раскатисто зарычал он, сверкая глазами.
Бледный до синевы гном часто закивал головой.
— Вали тогда! – грубо добавил дракон.
Гном попятился, а потом, развернувшись, резво дунул в сторону входа.
— Хлам забери!! – рыкнул ему вслед дракон.

Но короткие гномьи ноги уже топали где-то в коридоре.
Тей вздохнул и хлопнул лапой себя по лбу. Зачем, зачем он пошутил при знакомстве с гномами этой горы, что любит антиквариат? Хотел казаться солиднее. Хотел начать свою сокровищницу с настоящих редкостей. Начал. Он покосился в угол с доспехами. Музейные ценности, мать их. Он еще раз вздохнул и, от души пнув ногой шлем, пошел отмывать котелок от пригоревшего варенья.

К дракону нужно приходить с подарками. Все об этом знают, тем более гномы. Но гномы экономные до жадности, и пока на них не рыкнешь, полезного не принесут.
— Говорила мне мама: «Для дракона главный подарок в жизни – скверный характер. Дракона украшает не вежливость.». А я еще с ней спорил… — ворчал Тей, отковыривая пришкварившиеся вишни от стенок котла.

Добавить комментарий